Александр Поверин

 

Книги и публикации

учебная литература художественная литература публикации в СМИ статьи А.Поверина

 

мнимости

 

Автор

А.И. Поверин

Формат издания 

146х204 мм

Количество страниц

400

Год выпуска

2015

ISBN

978-5-906368-20-1

Издательство

Издательство Академии акварели и изящных искусств

Переплет

Мягкий

Бумага

Офсетная

 

От издателя
Автор книги Александр Иванович Поверин, член Союза художников России, дипломант Российской Академии художеств, доцент Московского Государственного Университета культура и искусств (2000-2013). Автор книг «Гончарное дело» изд. Культура и традиции, 2002; «Гончарное искусство» (Художественная керамика). М.: Издательский дом МГУКИ, 2006; «Гончарное дело» Техника Приемы Изделия). М.: АСТ-ПРЕСС, 2007; Художественные стили в керамике (Алгебра гармонии). М.: МГУКИ, 2010; Народная игрушка, М.: МГУКИ, 2013; «Алгебра гармонии», М.: Издательство Академии акварели и изящных искусств, 2015. А также книги стихов «Восточная долгота», М.: Локис, 2002 и книги прозы «Порок нашего времени», М.: «Н.В. Киселев», 2008.

 

ОТЗЫВ НА РОМАН АЛЕКСАНДРА ПОВЕРИНА «МНИМОСТИ»

 

«В качестве примера для своего исследования он взял рассказ Чехова «Душечка» и роман Джойса «Улисс». Чехов в небольшом рассказе  на 11 страницах  сумел   описать  чуть  ли  не целую жизнь, а Джойс на 500 страницах – всего один день из жизни своего героя»
                                                                              Александр Поверин «Мнимости»

 

Дорогой Саша!
Как видишь, в качестве эпиграфа я взяла цитату из твоего романа потому,  что посчитала её очень подходящей для знакомства с твоим героем.  Я читала твой роман внимательно и долго… То есть, читала его по частям: часть – дома, часть – в метро, на улице, на даче и ещё где-то, но только не перед сном…


Как-то одна моя знакомая, которой я подарила свой роман «Шедевр», сказала мне: - «Знаешь, я обычно читаю книги на ночь, чтобы побыстрее заснуть… Но твою я прочла одним махом, не заметив, как пробежала ночь… Как будто бы фильм посмотрела не по ТВ, а в кинотеатре»…  А наша с тобой общая знакомая Лора, жена Тонино Гуэрра, сказала мне, что мой «Шедевр» – это не роман, а готовый сценарий, по которому  хоть сейчас можно снимать кино, а вот настоящие романы бывают другими… И она посоветовала мне почитать Бродского.


Знаешь, я Бродского не читала (стыд и срам, живу в Венеции!), не знаю, какие у него  там романы, но твой роман, Саша, мне очень понравился, хотя читая его, не отдыхаешь, а работаешь… И уж точно – не заснешь.


На первый взгляд, мне показалось, что твои герои схожи с моими: он – писатель, поэт, она – студентка, терпеливо ожидающая его любви…  Хорошо, что твой Владимир Иванович –  москвич (или из Подмосковья),  мне было легче его узнать… И его школу, и его семью, даже бабушку, которую он любил… Всё это так близко мне! С каждой новой страницей я узнавала в нём героя своего романа…  Но во второй части я поняла, что ничего общего с твоим героем у моего нет. Твой Владимир Иванович – скорее философ, чем поэт и писатель и единственное, что ему мешает жить, так это порой патологическое желание, чтобы его все и вся понимали и принимали. Отсюда и все его конфликты, как с отцом, которого он очень любил, но понял это только после его смерти, так и с его Прекрасной Еленой, да и с государством… 


Чисто по-женски мне было жаль бедную Елену – жену Владимира Ивановича,  его мать Татьяну Васильевну,  да и его самого, собственно говоря…  С твоим героем я прожила три недели его жизни, побывала в Ленинской Библиотеке, на заводе железо-бетонных конструкций, в Питере, в Крыму и даже смоталась куда-то в Сибирь. Снова вошла в Перестройку, о которой у меня есть своё особое мнение…  Но вот героя романа самого Владимира Ивановича – Виктора (героя романа в романе), я как-то не до поняла… Как впрочем порой мы не понимаем и сами себя. Но это скорее от сложности и противоречивости нашего времени. Широта и долгота романа очень схожа с характером и судьбой твоего героя.  


Мне кажется, ты очень точно назвал свой роман «Мнимости». Ибо мнительность нашей молодежи семидесятых и восьмидесятых годов очень мешала им жить. Мешала адаптироваться со временем. Жизнь их очень быстро оттесняла на обочину, где они либо становились обыкновенными людьми и возвращались в общество, либо опускались или даже спивались. Твой герой, несмотря на свою уже патологическую мнительность, которая доводила окружающих порой до бешенства, все-таки выстоял. Без жертв, правда, не обошлось. Но главное, что его спасло – это конечно не его литературные способности, а любовь. Любовь к нему его Елены. И это очень правильно и, я бы сказало, точно. Об этом не говориться в твоем романе впрямую, но этого нельзя не почувствовать. И, на мой взгляд – эта мысль является главной идеей романа. Надо дойти до края земли, как это сделал твой герой и быть на грани жизни и смерти, чтобы найти там свою любовь и обрести силы для новой жизни. А вернее, для новой старой жизни. Ведь все по большому счету мнимо, все, кроме, любви, то есть самой жизни.


В романе очень точно чувствуется время, его изменчивость и скорость. Твои герои проживают годы как одно мгновение и уподобляются чеховским героям. А то тянут время как резину и мгновения растягивают чуть ли не в столетия, и ты понимаешь, что же на самом деле такое «застой». Мы все не были уверенны в истинности нашего исторического пути, и эти сомнения заставляли некоторых опускать руки, и это чуть было не сделал твой герой. Но его мнительность не только мешала ему общаться с людьми и государством, но как это ни странно, помогала выживать в таких сложных для искреннего человека условиях. Ведь он, как это ни странно прозвучит –  одновременно бесконечно сомневается в себе и бесконечно верит в себя и в свою любовь. Вот так вот бывает – на 11 страницах целая жизнь, а на 500 один день.


Кончается роман переворотом в стране и в жизни твоих героев. Они твоей волей или волей судьбы оказываются в Ленинграде – колыбели революции. И это конечно не случайно. И ты справедливо пишешь, что случайность в жизни это чудо, а в романе это закономерность. Меня же путч застал в Москве.  Я отлично помню это время, и как твой герой, понимаю, что «к более качественным переменам мы ещё оказались не готовы» тогда…   Но до сих пор мне, как Владимиру Ивановичу,  кажется, что «рано или поздно все люди вдруг одумаются и поймут, в какой страшный тупик они зашли, и наступит всеобщее покаяние, после которого люди станут другими, настоящими, и начнётся наконец-то человеческая жизнь, о которой русские люди мечтают уже не одну тысячу лет»…


В общем, Саша, мне твой роман очень понравился, мне было интересно его изучать, иногда перечитывать, думать и воображать… Там хорошие стихи - стихи твоего героя!  Короче, «Мнимости» - это настоящий роман! Спасибо тебе за твое творчество и за твой талант – прикладной и писательский.  Да и гражданский тоже!!!

 

Оливия Сканта

член Союза писателей России