Александр Поверин

 

Книги и публикации

учебная литература художественная литература публикации в СМИ статьи А.Поверина

 

Тайны гончарного ремесла

 

Огонь — это стихия, которая породила керамику, огнем и заканчивается ее изготовление.
В керамике под термином «обжиг» в широком понимании подразумевается любой обжиг: предварительный (утильный, или бисквитный), дообжиг (второй, или политой), однократный, или обжиг декора.

При утильном изделия нагреваются до 800—850°С только с одной целью — чтобы при дальнейшем обливании их глазурью они не треснули. Второй обжиг — политой — более высокий: для гончарных изделий — 900—950°С. При этом происходит окончательное спекание черепка и заплавление глазури. Глазурь применяется в керамике для того, чтобы изделие не протекало и можно было специальными красками нанести по глазури рисунок. Подглазурные краски готовятся очень просто. Берут красители, приготовленные на металлической основе, и перетирают их с глицерином или со старым перебродившим пивом. Когда они высохнут, ими пользуются как акварельными красками, нанося на сырую (необожженную) глазурь.

 

Обжиг — не только технологический процесс, но и могущественное художественное средство. Управляя огнем, керамист может добиться возникновения фактур, тончайших градаций цвета черепка и глазурей. Поэтому, несмотря на высокие достижения современной индустрии печей, многие гончары предпочитают работу с живым огнем, изучают примитивные обжиги — полевые печи, земляные, капсюльные и многое другое.

Изделия в горне обжигались один раз. После обжига, чтобы они не пропускали воду, их смазывали салом и прожигали в русской печи. Объем горнов был разным: от 0,1 до 500 м3. Для фаянса, фарфора строили двухэтажные горны с использованием тепла отходящих газов.

 

Самый древний и самый простой горн — это так называемый напольный. Он представлял собой яму, в которую укладывались высушенные гончарные изделия, их укрывали предохранительным слоем, например отходами изделий после обжига и топливом — соломой, дровами, затем торфом или даже углем. Всё это снизу поджигалось. После того как топливо сгорит и печь охладится, все разбиралось и садка сортировалась.

 

На Руси гончары обжигали свои изделия либо в печи, либо в горне. Летом в мастерской было слишком жарко работать, если обжигать в печи; к тому же горн безопаснее в смысле пожара. Но устройство его не освобождало горшечника от необходимости иметь печь, которая требовалась для сушки изделий.

 

Гончарную печь ставил обычно сам мастер. Он клал ее в два кирпича, чтобы не так сильно раскалялась снаружи; ставил прямо с материка, и она имела вид обычной русской печи, топящейся по-черному — без трубы. Но у нее были и некоторые отличия. По бокам чела, немного выше его, устраивались две отдушины для выхода дыма; под устанавливался вдоль печи в два ряда кирпичами, положенными на ребро, что образовывало как бы три желобка на поду, выходящие своими отверстиями на шесток. Для обжига на эти кирпичи клались поперек штук 15 полуторааршинных полен, а на них уже ставилась предназначенная для обжига посуда в количестве 100—200 штук средних размеров. Гончар затапливал печь, всовывая в желобки тонкие высушенные поленца. От них загорались поперечные плахи, посуда раскалялась и через несколько часов уже имела вид прозрачного раскаленного добела железа. Дым и пламя выходили через чело и отдушины прямо в мастерскую, а оттуда через особую деревянную трубу — вытяжку — на улицу. Топка обычно длилась часа четыре-пять, и все это время гончар регулярно подкладывал новые поленца и каждый раз закрывал кирпичами отверстия желобков, играющих роль поддувал. В это время в мастерской становилось настолько жарко и тяжко, что стоять во весь рост было просто невозможно. Дым и тепло скоплялись вверху, и гончар вынужден был сидеть на корточках на полу перед печкой и следить за топкой. В мастерской всегда на случай пожара была запасена вода. Пожары возникали обычно оттого, что воспламенялась сушившаяся на печи растопка, хотя ее и закрывали листом железа.

Горн делали под открытым небом, обычно в склоне горы, шагах в 70—100 от строений. Это была круглая яма, несколько суживающаяся кверху, аршина в 1,5—2 глубиной, диаметром в нижней части в 2—2,5 аршина. Яма выкладывалась кирпичом, в поду имелись отверстия. Под подом проходили теплопроводы, идущие из топки, которая находилась не под ямой, а несколько сбоку и выходила своим отверстием на площадку, расчищенную в склоне горы ниже отверстия горна.

 

При закладке посуды в горн мастер прыгал в него и тщательно укладывал посуду, чтобы она не закрывала отверстий в поду, что предохраняло посуду от непосредственного соприкосновения с пламенем; отверстия огораживались черепками битой посуды. Сверху посуда тоже покрывалась слоем битых черепков. Обжиг в горне тянулся часов 7—8, причем все это время в топку подкладывались дрова.

После обжига как в горне, так и в печи посуда остывала 12—14 часов. Вынимали посуду руками или палкой-рычажком, если изделия были еще горячие. Вынутая посуда сразу накладывалась на воз и тщательно перекладывалась сеном.

 

Теоретически в зависимости от среды, в которой происходит обжиг, его разделяют на окислительный и восстановительный. Окислительный — это обычный обжиг, когда получается обычная красная или белая (в зависимости от свойств глины) посуда. При восстановительном обжиге, при температуре 900°С, замазываются все топочные устья и изделия томятся без доступа кислорода, керамика становится аспидной, черной. Такую керамику раньше именовали томленой, задымленной, чернолощеной, а изделия из такой керамики в простонародье назывались синюшками.

 

Мы в артели занялись возрождением чернолощеной керамики. Известная с древних времен и некогда очень популярная в народе, она в настоящее время почти полностью исчезла в России и попадает к нам в виде отдельных изделий с Украины и из Грузии, где чудом сохранилось ее производство.

 

Раньше этот процесс сопровождался большим выделением дыма и, конечно, мог совершаться только под открытым небом и в деревенских условиях. Повторить его в условиях мастерской крайне трудно, даже применяя самую совершенную вентиляцию. Поэтому производство чернолощеной керамики носит сегодня эпизодический характер. Мы же после четырех лет работы добились нужного эффекта в электрической печи практически в комнатных условиях.

 

Гончарная чернолощеная керамика имеет значительные преимущества перед обливной керамикой вообще и обливной, сделанной литьевым способом, в частности. При ее изготовлении не требуется второй обжиг, а значит, вдвое сокращается расход электроэнергии и время на ее изготовление. Кроме того, не требуется глазурь, которая составляет чуть ли не треть цены изделия. К тому же резко увеличивается прочность и снижается температура спекания черепка. Чернолощеная керамика имеет и эстетические преимущества: сейчас ее воспринимают одновременно и как традиционную, и как суперсовременную.

 

Очень важно при обжиге керамики правильно сделать садку — грамотно расположить изделия в печи. Проделывая эту операцию, нужно помнить, что с повышением температуры изделия несколько теряют свою прочность и чрезмерная нагрузка на них может привести к деформации. А это значит, что нельзя ставить друг на друга более трех изделий. При нагреве до 600°С они немного расширяются, поэтому не следует располагать их плотно друг к другу: не имея возможности расшириться, некоторые из них могут дать трещину. Важно выбрать правильный режим нагрева печи, так как ошибки обжига уже не исправить. У наших предков был колоссальный опыт, и они устанавливали режим обжига традиционно, в зависимости от интенсивности вывода дыма из трубы, от количества, качества и сорта дров, от порядка их сжигания. Температуру определяли по цвету раскаленного черепка. Все эти навыки придут и к вам, но для этого нужны время и терпение.

 

Современной наукой достаточно подробно изучен процесс обжига керамики. Существуют различные методы установления оптимального режима, но они применимы только для обжига в электрических печах. Однако, я думаю, некоторые достижения науки не помешают и гончару, обжигающему свои изделия в горне. Для этого надо знать, что белое каление черепка наступает при температуре, близкой к 1000°С, при температуре от 160 до 380°С черепок теряет физически связанную воду, а стало быть, дает значительную усадку. Вывод из этого очень простой: нагревание в данном интервале должно быть медленным. При обжиге от 300 до 600°С изделия несколько увеличиваются в размерах, и при 573°С в черепке происходит перекристаллизация, а следовательно, при этой температуре нужно обязательно сделать выдержку на 40—50 минут, иначе перекристаллизация пройдет не полностью и черепок даст микротрещины. И последнее: при температуре 850°C происходит большая усадка, которая характеризует начало спекания, поэтому на последнем этапе обжиг должен идти медленно. Как это все сделать в электрической печи, понятно. А как в горне? Наши предки это знали. Красноречивое подтверждение тому — экспонаты исторического музея. Вам же придется опираться на собственный опыт, тут вам поможет ваша интуиция, родовая память.

 

После достижения максимальной температуры, доведения черепка до белого каления, печь должна остыть. Ни в коем случае не открывайте ее, пока температура не упадет хотя бы до 200°С. Резкое охлаждение черепка на воздухе может привести к трещинам.


Вот и настал долгожданный момент открывания печи. К этому нельзя привыкнуть. Даже сейчас, когда я всего лишь пишу об этом, сердце бьется, как при первом обжиге. И каждый раз, когда вы будете брать и подолгу держать в руках еще теплые то горшок, то кухлю, то кринку, то щанки и поднимать их вверх, подбрасывать, словно ребенка, добрая улыбка не сойдет с вашего лица...


В конце я хочу сказать, что с тех пор, как наш предок случайно обжег кусок глины, прошло не одно тысячелетие, но принципиальная схема изготовления керамики до сих пор не изменилась — глина замешивается с водой, высушивается и обжигается. И так будет всегда. Всегда найдутся люди, которые, несмотря на достижения науки, станут тянуться к древним технологиям, открывая для себя опыт предков.

Александр Поверин.

 

 

«Народное творчество», №2, 2000г.